despaminator (despaminator) wrote,
despaminator
despaminator

Categories:

Наша рецензия на книгу.



С.С. Губанов ДЕРЖАВНЫЙ ПРОРЫВ. Неоиндустриализация России и вертикальная интеграция. (Серия «Сверх держава») – М.: Книжный Мир, 2012. – 224 стр. ISBN 978-5-8041-0592-2


Сергей Семенович очень квалифицировано, доступно, кратко, неполитизованно и без эмоций разложил по полочкам ситуацию в экономике постсоветских государств, так как она ничем не отличается от экономики РФ. Наиболее интересно педантично разобранное сравнение стадий развития экономики СССР-пост СССР с экономиками современных передовых капиталистических государств в исторической перспективе. Очень полезно, что экономический анализ проведен непредвзято, как с классической (ленинской), так и с современной позиции, с учетом опыта СССР, при этом, не с точки зрения политэкономии дремучего марксизма, которая предполагает Последний Кризис капитализма.
Как и мы, С. С. Губанов видит перелом в экономической политике СССР, произошедший в середине 1950-х годов и углубившийся в 1965 году и позднее, вплоть до демонтажа проекта СССР в 1989 году.

Как себя не похвалить лишний раз за то, что мы видим проектную системность в процессе создания и демонтажа РИ/ СССР/ РФ и других стран, а значит, наше учение даже более передовое, чем у корифеев современной экономической мысли.

Классификацией капитализма по типам мы вооружим свой аналитический арсенал для дальнейших исследований.
Вне сомнения, в 1989 году произошла проектная развилка, в которой, республиканцы, подобно Морфеусу, персонажу фильма «Матрица», предложили политической верхушке СССР две пилюли: одна из которых означала индустриализацию, раздел власти с технократической элитой (ВПК и аграрии) и модернизационное развития страны в сторону крупного бизнеса глобального масштаба, а другая – демонтаж конкурентов за власть в лице технократов и удовлетворение частнособственнических инстинктов в рамках национальных государств, без амбиций за их пределами.
На этот лукавый выбор был дан вполне ожидаемый  лукавый ответ, который привел к созданию существующей системы, очередной метаморфозный этап этой системы наступит для РФ и постсоветских государств в 2025 году.

Интересно было узнать, что накануне выделяемых нами Проектных годов (2001 и 2013) в РФ произошли важные изменения в экономической и политической модели - введение госренты на экспорт частными компаниями полезных ископаемых в 2001 году и встреча 20 января 2012 года В. Путина с Г. Киссинджером (республиканцем), вероятно, куратором проекта Россия и сторонником лукавой морковки для РФ в виде «Новой Ялты».
Эта морковка лукавая по той причине, что для договора "Новая Ялта" требуется немалая экономическая сила, которой, как показал ценовой кризис на рынке нефти в 2020 году, у РФ давно уже нету.
Результаты встречи с Г. Киссинджером, возможно, позволили привлечь извне ресурс для монополизации банковского рынка РФ в результате банковской реформы 2013 года, а также, привели к конфликту РФ с Украиной в 2014 г и активности в других горячих точках.
Складывается такое впечатление, что заокеанские партнеры Кремля сильно переоценивают состояние экономики РФ.

Крайне полезно было узнать о переходе капитализма США из стадии честнособственнического капитализма в стадию монополистического капитализма в 1929* году и в стадию госкорпоративного капитализма, в годы правления Р. Рейгана - 1981-1989гг. В нашей матрице проекта США эти переходы отмечены, но ранее не было понятно, в чем заключается их суть. Примечательно, что оба стадийных перехода, 1929 и 1989 года спопровождались сходными кризисами, особенно в банковской сфере.
Неотъемлимой частью госкорпоративного капитализма есть интернационал корпоративных топ-менеджеров- корпоратократия.

Странно однако, что Автор в книге опускает роль банковско-кредитных учреждений, как составную часть экономики производственного сектора в США.

Что касается Плана мероприятий для проведения Неоиндустриализации, предложенного Автором, то этот план настолько логичен, насколько и нереалистичен. Экономические события в странах постсоветского ядра развиваются по наихудшему сценарию, который включил в себя и военный конфликт между Украиной и Россией. К сожалению, нет предпосылок к смене существующего направления развития.
Помнится, еще Горбачев на встрече с рабочими говорил, что ВАЗ будет законодателем мод в мире автопромышленности, смешно даже такое вспоминать сейчас.

Нам, простым гражданам, проще: мы написали бы, что для проведения экономических реформ, которые трансформируют экономику на 100 лет вперед, из 1917 года в 2017 требуется идти уже проторенным путем, сколько бы лет он ни занял, либо необходим прилет инопланетян.
Но ученые, следуя традициям научных холиваров, вынуждены тратить время на составление сложных и оригинальных планов действий, упуская возможность сделать, хотя бы, общие реалистические прогнозы на ближайшее будущее.
Кроме того скажу, рискуя навлечь на себя гнев экономических корифеев, что вызывает сомнение инвариантность закона о вертикальной интеграции, так как он выглядит пережитком, фантомной болью тоталитарной эпохи и элементом азиатского способа производства, неприменимого у нас. В то время, как мультивариантность, багаж опций, открытость и мобильность сейчас востребована больше, а она создается именно расширенными горизонтальными связями.
В самом деле, вопрос ценовой конкуренции сейчас не стоит, а стоит вопрос конкуренции уникальных свойств товаров: космическая ракета гигиенической прокладке не конкурент. Раз так, то не оправдываются излишние расходы на поддержание механизма вертикальной интеграции и противодействие ее коррупции. Тратить ресурс на противодействие коррупциии важно по той причине, что вертикальнно-интегрированная система дает выигрыш  в эффективности, зато сильно снижается устойчивость системы.

Эмпирически мы знаем, что вертикальная интеграция в современной, госкорпоративной (по автору) стадии капитализма США начинается не с самого низшего уровня бизнеса, а с его среднего звена: в США корпорации не выращивают бобы, бройлеров и бычков, этим занимаются фермеры, а ТНК делают из бройлеров и бычком бургеры и консервы SPAM. Частный производитель низшего звена, при этом, является основным потребителем товаров.
Куда сдвинется планка начала вертикальной интеграции при госкапитализме определить не сложно: она сдвинется вверх, так как при увеличении автоматизации и компьютеризации производства, более сложные продукты смогут быть массово произведены на более мелких предприятиях. Сдвиг планки вертикальной интеграции вверх при госкапитализме создаст дополнительный рост потребительского спроса на внутреннем рынке за счет повышения доходов и расширения базы участников бизнеса на нижних (мелком и срежнем) уровнях.
Немаловажно, что конкуренция определяется условиями финансирования товара, кроме его цены и качества, которое у всех производителей почти одинаково. Те немалые цифры которые приводит Автор по экспорту Советским Союзом готовых предприятий, были достигнуты путем кредитования поставок, но кредитованию безвозвратными кредитами, то есть задаром.
А если мы говорим за стимулирование сбыта при госкапитализме финансированием, то тут нужны совсем другие механизмы его обеспечения, нежели были в СССР: наличие банковско-кредитной системы с валютой высшего порядка важнее для сбыта, нежели вертикально интегрированные производственные ТНК, снижающие себестоимость товара.
Но как создать свою валюту первой величины для обеспечения производственного процесса и международной торговли, Автор, к сожалению, не пишет. Писать на тему создания валюты высшего порядка это неблагодарное дело, так как это тот секрет, который не найдешь в научных трактатах. Доступные знания в любой отрасли не содержат Ноу-Хау, а значит, важность этого вопроса носит наивысшую степень.


Есть еще важные упущения, на мой взгляд: не прописаны гарантии для граждан для авансирования и разделения прибылей в процессе реализации проекта Неоиндустриализации и компенсации на случай индивидуального добровольного выхода из проекта, а также, если реализация Неоиндустриализации затянется, либо проект потерпит неудачу, … и как обойтись без массовых репрессий.
Без ответа на наши вопросы, план Неоиндустриализации мало чем отличается от плана Индустриализации, принятого на 14 съезде ВКП (б) в 1925 году.

Вот еще одна тема. Книга вызывает глубокое разочарование за бесцельно потраченное столетие и миллионы жизней. Разочаровывает еще и то, что цель, ради которой предлагается обществу провести в будущем революционные трансформации, занявшие у развитых стран более 100 лет, пока мы «строили Коммунизм», - эта цель не высока.
Сохранение РФ и расширение жизненного пространства вокруг нее для противостояния с великими державами взамен на увеличение уровня и продолжительности жизни населения страны– это вообще не цель, а пропагандистская уловка в стиле Геббельса. Статистически, все проекты на этой территории удаются плохо и с большими жертвами, а значит, очередной проект тоже будет провальным. Это сводит к нулю интерес к подобным проектам.
Много внимания в книге уделяется тому, что движущие силы экономики неразрывны с национальными традициями. Добавим, что к движущим силам экономики относятся не только национальные, но и духовные традиции участников бизнес-процессов. Протестантская традиция это один из факторов, который сформировал экономики ведущих стран. Утрата этой традиции, во многом, есть причиной кризиса даже для экономики находящейся на современной стадии развития капитализма. США, находясь в современной стадии развития капитализма, подвержена дестабилизирующим факторам, природа которых лежит в общественных (но не классовых) противоречиях, связанных с отходом от протестантской традиции.
Поэтому, для нас важен вопрос, каким образом развитие экономики будет сочетаться с многовековой духовной и национальной традицией народов постсоветских стран. Иначе, зачем все это? Если для сохранения духовной и национальной традиции нужно пожертвовать Имерией, то Империя будет разрушена.
Исходя из вышесказанного, книга видится полезной, но перегруженной критикой современной экономики, что не является новизной для читателя, и неполной без соавторства со столь же передовым мыслителем, для ответа на типовые вопросы: кто виноват и что делать.
Добавлю вот что. Внушает оптимизм, что не смотря на постоянные попытки загнать население в те или иные вертикально интгерированные системы,  такое мало удается. Это значит, что  необратимость приобретает процесс преобразования общества из подданых в народ, из народа в электорат, а из электората в граждан, средний класс с домохозяйствами. Процесс этот положительный хотя и проходит он медленно, зато так надежнее.

* Процесс трансформации начался в 1929 году, а закончился он, похоже,  в 1952 году с национализацией US Steel. Сама US Steel начала формироваться в 1881 году, за 60 лет до того, что нас ничуть не удивляет.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments