despaminator (despaminator) wrote,
despaminator
despaminator

Categories:

Франция между войнами. Ч 4. Леон Блюм - парижский цветок.



Географическое положение Франции делает ее естественным полюсом и перекрестком путей Западной Европы. Вокруг нее, как лепестки цветка вокруг завязи, расположены Британия, Германия, Испания, Италия, Австрия и тд.Страны, не граничащие с Францией, всегда были на окраинах европейского бизнеса.
Логичным было бы появление другого, Восточного Полюса Европы, который стал бы центром пересечения путей и источником ликвидности для окружающих его территорий от Будапешта до Саратова. Географически такой центр мог бы находиться в Румынии, на Дунае. Но нам интересен центр в другом месте, поближе к нам. Попыткой организовать такой центр было основание Москвы. Но Москва, за 100 с небольшим лет своего существования, не стала восточным зеркалом Парижа.
Новым центром Восточной Европы может быть Киев, если решить вопрос с генератором ликвидности. Киев географически граничит со странами Восточной Европы, постсоветскими странами и, через море, с расширяющейся Турцией. Европа, тем более, Восточная Европа, вне сомнения, не имеет большого значения для геополитики: сейчас она вдалеке от точек глобальной важности. Однако, промышленность Западной Европы и Великобритании требует новых потребителей, а значит, неизбежно создание новых финансовых центов.

В экономике Западной Европы, до ПМВ, сложился устойчивый взаимовыгодный баланс: страны кредиторы ссужали деньги империям-заемщикам. Главными заемщиками и рынками сбыта товаров были Российская и Османская империи. Французские буржуа наслаждались сытыми годами, получая доход в виде процентов от экспорта капитала, товаров и услуг.
Беззаботность и эмоциональность классической русской литературы относится, как раз к периоду, когда кредитные деньги в страну текли рекой, и казалось, что так будет вечно. Герои русской литературы, подобно французским, борются за что-то или переживают яркие эмоции, но французские персонажи имеют прочную экономическую почву, а русские живут в долг.
Территориальное расширение Российской Империи и громкие заявления правительства об увеличении золотых запасов, экспорта сырья и зерна вели к росту биржевых котировок российских бондов, но на деле, империи-должники были финансовыми пирамидами. Экспорт сырья, будь то опиум, нефть или зерно, не приводит к развитию экономики страны, но это не заботило царей и султанов. Совсем по-другому, с пользой для себя, использовала французские заемные средства Японская Империя.

Заемные деньги в России уходили в песок, либо шли на проекты в области территориальной экспансии. Российские реформаторы, в начале ХХ века, провели аграрно-ипотечную реформу, и на этом дело остановилось. Тем не менее, к 1917 году долговая удавка затягивалась на шее царей и выпутаться из нее не представлялось возможным.
Чтобы не повторять ошибок с долговым ярмом, после перезагрузки проекта Россия в 1917 году, казалось, отличным выходом было построить экономику без иностранных кредитов, по Прусской модели, на основе учения Маркса. Казалось, что все для этого есть в России: богатая ресурсами территория, нищий, неграмотный и многочисленный народ, как ресурс, отсутствие крупного частного капитала в оппозиции. В отличии от Германии, в России не было своих индустриальных технологий, но их марксисты планировали получить, либо продав зерно, либо  привлекая концессионеров. Но этот план провалился: Германию из России сделать не получилось.

Эксперимент с марксизмом в России продолжался до 1929 года. В этом году команда Сталина договорилась о кредитах с банками из США и ситуация вернулась в прежнее русло внешних кредитов.

Но для Европы, после ПМВ ситуация резко изменилась. С исчезновением стран-заемщиков, для функционирования капиталистической экономики Западной Европы срочно нужны были новые рынки для финансового капитала: требовались выплаты по ранее выпущенным и новым бондам. Опробовав в 20-е годы различные варианты организации экономики, включая эксперименты с налогообложением, выпуском новых бондов, восстановлением и отменой золотого стандарта, случился окончательный крах - Великая Депрессия.
В результате, претендентов на роль новых должников, как локомотив капиталистической экономики, осталось два: население и его потребительская способность и собственное государство в виде владельца суверенных долгов, что, по сути, одно и тоже. При этом, вариантов организации финансов после 1930 года было тоже два: кейнсианский, и германский, бескредитный. План Юнга, напомним, принятый 7 июня 1929 года, прекращал банковское финансирование Германии с 1930 года. В то же время, с 1929 года американские банкиры начали финансировать Сталина.

Франция не была исключением. Индустрия Франции, построенная на технологиях начала ХХ века, уже устарела и требовала перехода на новые техпроцессы. Предприятия авиастроения, судостроения, химии, энергетики, автомобилестроения и прочие, в 30-е годы были совсем устаревшими, не приносили прибылей и не справлялись с заказами на новую технику. Например, в 1936 году частные предприятия Франции произвели 569, в 1937- 418 самолетов, а в Германии, в 1937 году, производилось самолетов в 6 раз больше.

В Германии свою модель внедряла команда Я. Шахта и партия НСДАП. Напомним, что в 1935 году Германия вернулась в Саар, богатый углем, а 7 марта 1936 года германские войска заняли рейнскую область - металлургический регион.

Кейнсианскую модель во Франции внедряла команда лидера партии Социалистов (SFIO) Леона Блюма, которая получила мандат на правление 4 июня 1936 года в блоке партий Народный Фронт (НФ).
Леон Блюм возглавлял правительство Франции с 4 июня 1936 года по 22 июня 1937 года, когда его сменил Camille Chautemps (1885–1963) от Радикалов (РСП, центристы), тоже член НФ. Второй раз Леон Блюм возглавлял правительство с 13 марта 1938 года по 10 апреля 1938 года. Леона Блюма в марте 1938 году сменил Эдуар Деладье (РСП), он был на посту премьер-министра до 21 марта 1941 года.
На вторую каденцию Л.Блюма приходится Аншлюс Австрии, который случился 12-13 марта 1938 года.
(Германские войска были введены в Австрию 12 марта 1938 г, а референдум об объединении был проведен 10 апреля 1938 года.)

Вернемся на два года назад. 22 января 1934 года в правительстве Второго Левого Блока (союза Радикалов и SFIO 1932-1934), в связи с коррупционным скандалом ( в т.ч. дело Ставинского), был вынужден уйти в отставку премьер-министр Camille Chautemps. Его место 27 января занял Радикал Э. Деладье.
Но правые партии не упустили своего шанса и массовые демонстрации правых партий 6 февраля вынудили все правительство Второго Левого Блока уйти в отставку на следующий день.
Новое правительство Правого Блока было сформировано из правых партий и ветеранских организаций, плюс КПФ.
Позицию французских коммунистов нужно рассматривать в контексте политики Коминтерна. Задача компартий, на данном этапе, лежала в изоляции революционных масс от реформистских партий, ввиду расширении революционного движения, углубления кризиса капитализма и усиления классовой борьбы. Методом борьбы коммунистов были политические союзы, стачки и демонстрации.

Возглавил правое правительство Радикал и президент Франции в 1924-1931 годах Gaston Doumergue (1863-1937). Его кабинет работал с 9 февраля по 8 ноября 1936 года.
После убийства 9 октября 1934 года министра иностранных дел этого правительства, Louis Barthou (1862-1934), его пост занял независимый правый политик и газетный магнат Pierre Laval (1883-1945). П. Лаваль на посту министра иностранных дел заключил договоры о военном союзе и взаимопомощи (против Германии) с Италией 4 января 1935 года, уступив ей некоторые территории в Судане, и СССР, 2 мая 1935 года.
С июня 1935 года Пьер Лаваль занял пост премьер-министра правительства Правого Блока. Он занял этот пост после Пьера Фландина (ДемАльянс) и беспартийного Фернана Буассона.
В декабре 1935 года, Лаваль подписал скандальный Британо-Французский договор Hoare-Laval Pact, согласно которому, французская Эфиопия уступается Италии, которая начала там боевые действия еще 3 октября 1935 года ( Итало-Абиссинский конфликт октябрь1935-февраль 1937). Этот договор вызвал скандал во Франции и британии, а также, обвинения Лаваля в попытке разрушить Англо-Французский союз перед лицом германской угрозы. Правительсво П. Лаваля было оправлено в отставку большинством голосов 22 января 1936 года. На его место, с 24 января по 4 июня 1936, года пришло правительство Радикала Albert Sarraut.
Между тем, ситуация во Франции накалялась. С начала 1936 г во Францию проникали группы провокаторов правого толка с целью дестабилизировать ситуацию, путем совершения терактов, убийств, погромов нападений на военные объекты, чтобы создать видимость возможности левого переворота и отвлечь внимание от событий в Германии.
На парламентських выборах апреля-мая 1936 года, на фоне экономического кризиса и угрозы правого мятежа, победил Народный Фронт: блок Социалистов, КПФ и Конфедерации Профсоюзов (СGT) . Лидер Народного Фронта, Леон Блюм, сформировал свое правительство 4 июня 1936 года.

У Леона Блюма был грандиозный план выхода из кризиса и заранее обученные кадры, готовые занять места в госаппарате.
Соцпартия Леона Блюма еще раньше критиковала других политиков за отсутствие технократических знаний в области управления ветвями хозяйственной деятельности государства. А с начала 30-х годов, Соцпартия готовила свои кадры для занятия профильных постов: агросектор, железная дорога и транспорт, финансы, общественный работы и тд. Молодой
Социалист Robert Marjolin (1911 – 1986) в 1934 году вернулся во Францию из США, где он изучал экономику и социологию по стипендии Фонда Рокфеллера в Йельском Университете.
Роберт, вопреки позиции французских ортодоксальных экономистов, начал разрабатывать экономическую программу партии на базе теории Кейнса. По примеру экономики США, Социалисты считали, что развитие индустрии должно привести к ее модернизации и повышению эффективности, что скажется на повышении производительности труда и, как следствие, к росту заработка рабочих и снижению классовой борьбы.
Для капиталиста, теперь, рабочий имеет ценность, в первую очередь, как потребитель товаров. Предполагалось, что повышение оплаты рабочих сгладит классовый антагонизм, объединит массы и прекратит экономические кризисы, связанные с перепроизводством.
На пути таких преобразований в странах Европы стояли монополизация и картелизация частной индустрии. Европейские промышленники ориентировались на рынки в колониях, которые иссякли к середине 1920-х годов. У промышленников не оставалось выбора, кроме, как развивать внутренние рынки своих стран, создавая новых потребителей и доступные кредиты.
Но вместо этого, французские экономисты 30-х годов повторяли типичное поведение монопольных систем во время предыдущих кризисов - это удержание цен и курса валюты, а не развитие рынка сбыта и девальвацию валюты для повышения экспортной привлекательности товара.
Радикал Пьер Лаваль, (премьер-министр с июня 1935 - по январь 1936) проводил политику дефляции и урезания бюджетных расходов, выгодную индустриальным магнатам. В 1935 году он принял программу снижения расходов бюджета на 10 %, меры для субсидирования цен (выплаты производителям) на вино, хлеб сахар и другие продукты первой необходимости. Дополнительно было создано 3000 государственных рабочих мест. Были снижены налоги на сельхозпроизводителей. Также, были расширены гособоронзаказ и финансирование общественных работ. Цены на кукурузу контролировались еще с 1933 года. Производителям текстиля помогли тем, что запретили открывать новые фабрики в этих отраслях, поддержав, тем самым, картелизацию экономики.

Проблема в том, что, в случае Депрессии, выход из кризиса, путем его пережидания, не работает.


Кроме влияния кейнсианцев, взгляды социалистов основывались на трудах австрийца Otto Maschl (1898–1973), более известного, как Lucien Laurat, автора книги «Марксизм и Демократия». Он развивал взгляды германских марксистов Карла Кауцкого (1854-1938) и Розы Люксембург (1871-1919) и был критиком Ленина и Сталина. Он считал советский строй не капитализмом и не социализмом, а бюрократической олигархией - диктатурой партийной номенклатуры. Этой же позиции придерживалась партия Конфедерация Профсюзов (СGT), контролируемая левыми политиками.

Учитывая вышесказанное, правительство Блюма летом 1934 года предложило использовать силу государства для проведения реформ и увеличения покупательной способности потребителей. Заметим, что программа реформ у Социалистов была готова еще к выборам 1932 года: французский-то проект перезагрузился в 1932 году.
Всего парламентом было принято 133 закона о реформах за 73 дня.

Правительство Л. Блюма - это было первое правительство, которое учредило министерство национальной экономики для проведения экономической политики.

План Блюма по проведению масштабных экономических и социальных реформ, которые должны были вывести экономику Франции из Депрессии, состоял из двух частей.
Первой частью плана была национализация неэффективных индустриальных отраслей для управления ими централизовано, через профильные министерства, а также, расширение доли госсектора в сфере соцкультбыта.
Второй частью плана были социальные реформы для создания внутреннего спроса: изменение трудового законодательства в сторону защиты прав трудящихся, повышение оплаты труда, Социальные реформы включали в себя 40-часовой рабочий день, коллективный трудовой договор, оплачиваемый отпуск, обязательное школьное образование до 14 лет, и тд.

По мнению реформаторов, основанном на негативном опыте ПМВ, национализация предприятий ВПК должна была устранить коммерческий интерес и лоббизм в сфере оборонного производства.
Национализация, также, была сделана с целью увеличения эффективности госинвестиций в индустрию, так как инвестиции в частные компании показали свою неэффективность.
Национализация ключевых отраслей индустрии Франции - это была давняя программа партии Конфедерация Профсоюзов. Они планировали сделать это, начиная с 1919 года. Особенно сильна была Конедерация в авиаотрасли. Многие предприятия этой отрасли были на грани банкротства и национализация была для них хорошим случаем поправить свои дела.
С приходом к власти Народного Фронта, были национализированы авиастроительная промышленность, ВПК, Нацбанк (1936), железные дороги (август 1937) и тд.
По подсчетам тех времен, госкомпания разрабатывала и производила самолеты на 20% дешевле и на 40% быстрее чем частая компания, работающая по госзаказу. Заработки частных производителей военной авиации на госзаказах 20-30-х годов не позволяли провести модернизацию производства для выпуска новой продукции. Предложенные банками кредиты не позволяли решить этот вопрос: частные организации интересовали быстрые прибыли.
Министерство авиации Франции видело выход из положения в национализации, укрупнении и докапитализации предприятий отрасли.
Проект закона о национализации был подан Э. Деладье в Парламент в августе 1936 года.
Национализация выглядела следующим способом: в управляющий совет директоров предприятий вводились представители трудового коллектива, потребителей и государства таким образом, чтобы их голоса были в большинстве.
Представители государства, кроме прочего, контролировали уровень прибыли на предприятиях монополистах, работавших по госзаказам.
Государство выкупало частные фирмы или управляющий пакет акций. Работа национализированных предприятий регулировалась министерствами под руководством правительства. Доля капитала в предприятии, которая принадлежала государству, постоянно росла. Докапитализация национализированных компаний довела долю государства, зачастую, до 90 %. Таким образом, было реструктурировано 80 % авиаотрасли.
Министерства авиации и финансов имели представителей в советах корпораций и право назначать в них управляющих. Это обеспечивало контроль над предприятиями. Инвестиции в разработку новых самолетов делились на частные и государственные. 50 процентов людей, занятых в авиаиндустрии, работали в госсекторе.
Кроме этого, государство строило летные школы и аэродромы.

Частные железные дороги Франции испытывали экономические трудности, были национализированы в 1937 году. Они были объединены в новую компанию SNCF и докапитализированы с долевым участием государства в 51%.

Кроме этого, была проведена национализация банков, для того, чтобы гарантировать наличие фондов для инвестиций и кредитов для индустрии. Банк Франции был национализирован в июле 1936 года и оставался государственным по 1945 год.

У реформаторов не все шло гладко. С сокращением рабочего времени, реформаторы планировали снизить безработицу и поднять зарплаты. Но с сокращением рабочей недели до 40 часов и введением оплачиваемого отпуска, прибавление новых рабочих мест было незначительно. Производительность экономики по выпуску товаров уменьшилась. Уменьшилась и зарплата у работающих.
Причина была в том, что мелкие буржуи не хотели увеличивать производство, чтобы не повышать зарплаты. Это привело средний класс в оппозицию к НФ.
Дорогой франк был выгоден крупным частным корпорациям, работающим на госбюджет: 31 % бюджета тратилось на перевооружение армии. После начала реформ НФ, крупный бизнес начал выводить деньги их экономики.
С июня до октября 1936 года улучшений в экономике не наступило. 26 сентября 1936 года была отменена свободная конвертация франка в золото. 28 сентября 1936 года был подписан тройственный договор с Британией и США об курсе обмена валют. Франк был девальвирован со 100 до 115 за фунт. Это привело к оживлению экономики и снижению безработицы с октября 1936 по март 1937 года.
Наивно было ожидать быстрых результатов от столь грандиозных реформ. Экономические реформы Народного Фронта не привели к росту экономики. В 1937 году реформы продолжились, усилился контроль за Банком Франции, не смотря на его оппозицию и разногласия между партиями в НФ.

Народный Фронт переложил основное бремя налогов на средний класс, что вызвало его недовольство, в тоже время, НФ отменил налог на продажу принятый в 1920 году. Мелкий бизнес давно желал получить отмену налога с продаж, так как это был налог на покупателя, и без того небогатого.
Вместо налога с продаж, был веден единый налог, который накладывался на продукт в конце производственного процесса. Это сильно упростило ведение бизнеса малыми торговцами и семейными производителями. Позднее, и этот налог был отменен.

Не смотря на кардинальные реформы, экономическая ситуация не становилась лучше. С сентября 1937 года во Франции проходили демонстрации и забастовки против политики НФ. Девальвация франка продолжалась: в октябре 1937 года 1 фунт стоил 148 франков. Дефицит бюджета вынужденно привел к увеличению налогов и тарифов.
Для НФ это была катастрофа: терпение у парламентариев лопнуло. Кабинет Народного Фронта прекратил свое существование в июне 1937 года. С июня 1937 по апрель 1938 из членов Народного Фронта только два министра оставались в правительстве. Это были Л. Блюм и С. Chautemps. Позднее, Chautemps один был в правительстве и выполнял программу НФ до ноября 1938 года.
Л. Блюм был премьер-министром второй раз в марте-апреле 1938 года. Он хотел сформировать правительство из Социалистов, как он сделал это в июне 1936 года. Но экономическая ситуация ухудшалась и Блюм знал, что Сенат не утвердит это правительство.
Тем не менее, Блюм предложил «Закон о контроле капитала»:
По рекомендациям Кейнса, вводились: налог на капитал до 17 %, управление курсом валюты, финансовый контроль и контроль за сделками на фондовой бирже. Идея была сделать небольшую инфляцию чтобы запустить экономику, а потом, за счет роста налогов, контролировать инфляцию.
Тем временем, франк рухнул к фунту, и курс составил 180 к 1. Сенат отказал в программе Блюма, не смотря на демонстрации, организованные Социалистами.
12 апреля 1938 года Э. Деладье стал премьер министром вместо Л. Блюма и сформировал новое правое правительство. В правительстве Деладье не было Социалистов. Этим закончилась история НФ. А в 1939 году парламент запретил и Компартию Франции.
Правительство Деладье работало до 21 марта 1940 года. Французские правые были согласны на договоренности с Германией, Италией и Испанией, скорее, чем на левое правительство Блюма.
С апреля 1938 года, премьер-министр Британии Невил Чемберлен (1869-1940), склонял Деладье отказаться от союзнических обязательств по Чехословакии против Германии. И склонил сделать это 30 сентября 1938 года подписав Мюнхенское соглашение.
Вопрос, конечно, был еще и в деньгах. Чехословакию и Францию связывали долговые обязательства. Британия и США летом 1938 года выкупили французские бонды, чтобы компенсировать финансовые потери от дефолта Чехословации по французским займам, после ее раздела.

Германия, лепесток за лепестком обрывала французский цветок: поднимали фашистские флаги Испания, Италия, Австрия, Чехия. И ягодка французского винограда сама упала Гитлеру в лапы в июне 1940 года. Политическая слабость, выжатой, как лимон, Франции, открыла дорогу Гитлеру к началу ВМВ.
А идею национализации французы оценили после войны и она им даже понравилась.
В следующей статье мы поговорим об экономике Франции в эти годы.




Subscribe

  • Российский ребус. Ч 3.

    История любит повторяться. Деятели разных эпох часто предпринимают одинаковые действия, так как эти решения являются единственно возможными. В…

  • Куда ушли ганзейские деньги. Ч2

    Кто был в Стокгольме, наверно обратил внимание на то, что город легко поделить на исторические эпохи, связанные с разной манерой…

  • Ганзейский банковский союз. Ч1.

    Ганзейский союз существовал в Северной Европе до последней четверти 19в. Он включал в себя города, расположенные вдоль транспортного коридора от…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments