despaminator (despaminator) wrote,
despaminator
despaminator

Categories:

Франция после войны. Ч.2. Французский Ливан: история беглого банкира.


Иногда складывается впечатление, что философы зарабатывают на хлеб, объясняя населению, зачем происходят те или события, нужные мировым финансовым воротилам. В то же время, персонажи в разных странах, от политиков до террористов - это роли для актеров в спектаклях, поставленных по одной и той же пьесе.
Профессионализм нужен в любой роли: и для роли злодея, и для роли героя. Если работа у главного героя злодейская или клоунская, то и эти роли должен играть профессионал. Иначе, зрители будут кричать «не верю».
Актеры глобальных банковских спектаклей, иногда, увлекаются и переигрывают, отходят от сценария пьесы. Такое бывает, ибо соблазн велик: пьеса всегда про деньги и на сцене много реквизита. Но условия такие, что реквизит принадлежит театру, а актер играет за гонорар. Для актеров забывающих это, смерть на сцене бывает настоящей. В одних странах пьеса про мировые деньги состоит их многих актов, а в других она короткая, даже без антракта.
После финальных оваций свет в театре гаснет, актеры и зрители расходятся по домам, а в здании театра безраздельно властвуют мышиные короли и их армии. Это время, между спектаклями, самое мрачное и неприятное, что может быть в театре. Еще трагичнее, если старый театр закрыт навсегда, а труппа переехала в новый театр. Такую грустную историю мы вам сегодня расскажем.

Читателю нужно сосредоточиться. Ливан-страна маленькая, но про нее получилось много текста и не хочется разбивать статью на части.
Бейрут - это столица Ливана. Его территория в 1926 году была отделена от Сирии в отдельное государство под французским протекторатом, согласно договора в Сан Ремо 1920 года. В этом же году была принята Конституция Ливана.
В 1934 году в Ливане была учреждена партия Конституционный Блок для борьбы за независимость страны от Франции. Лидером партии был Bechara El Khoury (1890-1964), будущий первый президент Ливана в 1943-1952 годах. В 1942 году территория Ливана отошла к Свободной Франции и Ливан получил независимость первым из французских колоний, с января 1944 года, по решению, принятому 22 ноября 1943 года. Последний французский солдат покинул Ливан в декабре 1946 года.
Ливан имеет свою собственную проектную матрицу, которая начинается в 1934 году. Французская матрица работала в Ливане до 1968 года, а с 1970 года начала работать ливанская матрица.
Ливан всегда был аграрной слаборазвитой страной с крупным торговым узлом, которым являлся порт Бейрута. Через этот порт завозились товары в страны региона, в том числе, в Сирию и страны Персидского Залива. Кроме этого, Ливан выполнял роль финансового придатка других стран, предоставляя транзитные и банковские сервисы. После получения независимости, роль банковского сектора в экономике Ливана сильно возросла. Ливан и соседние страны - это место где переплетены интересы многих культур. Послевоенные события в этом регионе были не менее драматичными, чем события в Европе первой половины ХХ века. Это связано с близостью Ливана к пересечению мировых торговых путей и ролью христиан в развитии банковского сектора на Ближнем Востоке.

Вики:
План ООН по разде́лу Палести́ны — план, принятый 29 ноября 1947 года резолюцией № 181 Генеральной Ассамблеи Организации Объединённых Наций (33 голоса — «за», 13 — «против», 10 — воздержались). Предусматривал прекращение британского мандата в Палестине к 1 августа 1948 года и рекомендовал создание на её территории двух неназванных государств: еврейского и арабского.

Раздел, граничащей с Ливаном, Палестины вызвал бурную реакцию в арабском мире. Так как СССР голосовал ЗА это решение, компартия в Ливане была запрещена и ее лидеры попали за решетку. Раздел Палестины привел к Арабо-Израильской войне 1947-1949 годов и потоку палестинских беженцев в Ливан. Со стороны Ливана, в этой войне принимал участие контингент в 1000 человек. В результате войны, Израиль расширил свою территорию за счет Палестины, выйдя за пределы мандата ООН.

Сейчас христиане и мусульмане в Ливане соотносятся 40/60, но в 50-е годы ХХ в было наоборот. Всего население Ливана было менее 2 млн человек в 50-е годы и достигает почти 7 млн в наши годы.
Ливанские христиане всегда находились под влиянием Франции. А ливанские арабы мусульмане исторически тяготеют к позиции Египта, Сирии и Саудовской Аравии, которые были в 50-е годы в военном и политическом союзе. Палестинские беженцы в Ливане поражены в правах и существует напряженность между ливанцами и палестинцами.
Обе стороны, мусульмане и христиане, были против сближения со странами Багдадского пакта 1955 года - Турцией, шиитским Ираном, Пакистаном и Ираком. Инициатором создания Багдадского пакта выступала Британия с целью нейтрализации влияния в регионе СССР и США. Она оказывала давление на остальные арабские страны, включая Египет и Сирию, для присоединения к Пакту. Лидеры арабских стран были не против Пакта, но арабское население было против разворота политических лидеров в сторону Пакта. Кроме этого, Насеровский Египет был соперником Хашимитского Ирака за влияние в регионе и не поддержал Пакт.  Ливан и Иордания заняли нейтральную позицию между двумя группами мусульманских стран и успешно выполняли роль посредника между ними. Нейтральная позиция Ливана обеспечивала политическое спокойствие внутри страны.
Спокойствие в Ливане продолжалось не долго. В 1958 году произошло восстание мусульман, которые были не довольны политикой (христианского) президента Camille Chamount (1952-1958), поддержавшего страны Запада в событиях Суэцкого кризиса 1956 года. Ливанские мусульмане поддержали позицию (суннитского) премьер-министра за присоединение Ливана к Объединенной Арабской Республике Египта и Сирии. Масла в огонь подлил военный переворот в Ираке 14 июля 1958 года, низложивший правящую династию Хашимитов. В этот раз мир и порядок в Ливане восстановили американские морпехи, которые прибыли в Бейрут 15 июля 1958 года, по приглашению президента Ливана.
В следующем проектном году, в 1970 году, на сцену в Ливане вышла Организация Освобождения Палестины (ООП) с ее лидером Ясиром Арафатом (1929-2004). В ноябре 1969 года было подписано Каирское соглашение между Ясиром Арафатом и командующим Ливанскими Вооруженными Силами Emile Boustany (1909-2002), при посредничестве президента Египта, Абделя Насера (1918-1970). Это соглашение разрешало вооруженным группам палестинцев находиться на территории Южного Ливана для вооруженной борьбы против Израиля. Это соглашение положило конец вооруженным стычкам ливанских военных с палестинскими партизанами. Хотя это соглашение было разорвано в 1987 году, но до настоящего времени ливанские военные не заходят в лагеря палестинцев.
Это соглашение было вызвано длительным вооруженным конфликтом между армией Иордании и ООП.
После Шестидневной войны 1967 года, много палестинских беженцев обосновалось в Иордании. Там же была и штаб-квартира ООП. Палестинские партизаны с территории Иордании совершали вооруженные вылазки против Израиля. Это при том, что иорданский король Хуссейн (1952-1999) был всегда настроен пробритански.
Иорданцы, также, подозревали партизан в планах захватить власть в стране вооруженным путем. Изгнать или разоружить палестинских партизан у армии Иордании получилось не сразу. Только в 1971 году боевики и штаб- квартира ООП переместились в Ливан. Выдворение палестинских партизан и ООП из Иордании сопровождалось громкими терактами и мускульными движениями флотов СССР и США в регионе.
В очередной проектный год, 6 июня 1982, началось вторжение армии Израиля в Ливан с целью захватить Бейрут и уничтожить ООП. Бейрут был захвачен и разрушен израильскими войсками. Он удерживался до тех пор, пока ООП не переместила свою штаб квартиру из Ливана в Тунис. Израильская армия вывела войска из Ливана только 15 января 1985 года.
Нестабильность в регионе послужила толчком к гражданской войне в самом Ливане, которая активно велась с 1975 до 1990 года.
Вторая ливано-израильская война произошла ровно через 24 года после первой – в 2006 году. Вооруженные силы Израиля вели боевые действия с силами Хезболлы с 12 июля по 14 августа в регионе Голанских высот. Кроме нанесения ударов по силам Хезболлы, авиация Израиля разрушила ирригационные каналы в районе водохранилища на реке Литания, в Южном Ливане. Это подорвало земледелие в регионе.
Следующее обострение конфликта, вероятно произойдет не скоро, в 2030 году, но стабильность в регионе может быть разрушена и раньше, другими способами.


Золотой век ливанского банкинга пришелся на капиталистическую двенадцатилетку 1956-1968 годов.
Безналоговая зона, ноль регуляций и ограничений со стороны ЦБ по открытию банка и управлению его бизнесом, включая ограничения на резервирование капитала, сделали Ливан меккой для белого, серого и черного капитала из всех стран. Bank Secrecy Act 1956, вступивший в силу в 1957 году, позволял не открывать банковскую тайну никому, даже полицейским органам, без письменного разрешения владельца счета. Это позволяло скрывать деньги в бейрутских банках от налоговых и судебных инстанций других стран. Простота транзитного прохождения финансов сделала Бейрут крупным хабом для денежных потоков в Европу и Северную Америку.
Кроме этого, малое количество регуляций банковской деятельности позволило банкам Бейрута предлагать для клиентов лучшие условия и кредитовать проекты с высокими рисками.
Перечисленные выше бонусы, наряду с ростом прибылей нефтедобывающих стран Персидского Залива, привели к взрывному росту банковского дела в Ливане после ВМВ.

Перед там, как мы продолжим, проведем исторический экскурс в ливанский банкинг.

К 1913 году в Османской империи все было готово к тому, чтобы заменить монополию феодальной системы финансов sarrafs на современный банкинг. Всего в Османской Импении существовали 14 корпоративных банков, которые имели 140 отделений за пределами Стамбула. 80 из этих отделений находились в городах всех провинций Османской Имприи, включая Аравийский полуостров. Банки империи были учреждены западным капиталом и более половины из банковской сети (80 филиалов) принадлежали банку Bank Imperiale Oottoman (BIO). Этот банк работал с 1864 по 1924 годы и был учрежден французским (50 000 акций) , британским (80 000) и османским капиталом (5 000). До 1888 года в регионах работал только банк BIO, но позднее ситуация начала быстро меняться и на рынок зашли другие банки.
BIO к 1914 году владел капиталом в 2,5 млн фунтов и активами на 10 млн фунтов, но юридически принадлежал уже французскому капиталу. BIO был самый большой банк в Ливане и Османской империи, а также, был одним из крупнейших банков в мире. Он был учрежден в 1863 году в Стамбуле, а генеральная дирекция BIO находилась в Париже. Основными банковскими центрами активности BIO в конце ХІХ в были: Александрия, Измир, Бейрут, Ларнака, Салоника, Галати, Бухарест.
После дефолта Османской империи по внешним долгам в 1875 году, внутриполитического кризиса и последовавшей за ним Русско-Турецкой войны, BIO банк расширил свою деятельность в другие регионы. Заметим, что дефолт Османской империи случился через 12 лет после открытия имперского банка. Новые отделения BIO открылись в Эрдине, Русчуке, Басре и Дамаске. Основной работой банка были операции с государственными деньгами: сбор налогов, открытие счетов, бюджетные выплаты и тп.
Торговля внутри империи и экспорт товаров быстро развивались и транзакции через банк увеличились на 56 % в 1909 году по сравнению с 1880 годом и выросли с 31,5 до 49 млн фунтов.
Банки выиграли конкурентную борьбу с феодальной системой ростовщиков, предлагая кредиты для торговых операций под 2 % , в то время, как ставка у шарафов не была меньше, чем 25%.
Выше была у банков и ставка по депозитам: она была выше средней ставки у шарафов в портовых городах региона. Развивая сеть филиалов, банки покрыли основные торговые порты Восточного Средиземноморья.
В 1886 году региональные сети филиалов начал строить французский банк Credit Lyonnais, открыв офисы в Измире, Иерусалиме, Джаффе, греческих Салониках и Митилене. Основанная конкуренция между иностранными банками была в Стамбуле, Измире, Салониках и Бейруте – крупных портовых городах Османской империи.
Бизнес и торговля были слабо развиты за пределами портовых городов Османской империи, тем не менее, конкуренция между иностранными банками привела к открытию филиалов банков в провинциях империи. Особенно быстро банковские сети начали расширяться после 1903 года.
Не всегда бизнес европейских банкиров шел гладко. Существовала проблема кадров для регионов. Роль управляющих там выполняли европейцы. Поначалу, банкиры несли убытки, так как традиции ведения бизнеса, бизнес мораль и условия рынка совершенно разные в Европе и на Ближнем Востоке. Сначала, европейским банкирам было сложно оценить риски, ситуацию на рынке кредитования спекулятивных сделок, резкие перепады цен на товары и это приводило к убыткам.
Кадровую проблему европейские банкиры решали, зачастую, нанимая менеджеров банков из числа европейцев, родившихся в Османской империи, либо христиан и других близких религий. Чаще всего это были греки, ушаки и, в последнюю очередь, ливанские христиане. Ушаки-это наследники хеттской культуры, проживающие на западе Турции. К 1914 году больше половины управляющих филиалов были либо греки, либо другие христиане. Это стало возможным благодаря тому, что в империи появилось светское образование, доступное для христиан. Кроме того, многие эмигранты из стран Европы укоренились в городах Восточного Средиземноморья и поколениями занимались там банковским бизнесом, обучая своих детей в Европе.
Тем не менее, только в Измире, Бейруте и Салониках банковский бизнес процветал. В остальных регионах основную прибыль банкам давали операции с бюджетными деньгами и сборами. Иерусалим никогда не был центром, где получалась значительная прибыль в банковском бизнесе.
В Османской империи был представлен и германский капитал. Это были Германско-Палестинский банк в Бейруте, Германский Восточный банк и Банк Салоников.
В последние три года ХІХ в основными филиалами BIO, приносящими прибыль были Салоники, Стамбул, Измир и Бейрут. Эти четыре филиала приносили 75,4 % прибыли банка, имея сеть из 25 отделений. Но самым прибыльным банковский бизнес был в египетской Александрии. Были годы, когда прибыль александрийского филиала BIO превышала прибыль всех остальных филиалов, вместе взятых. Филиал в Александрии был открыт еще в 1867 году. Кроме Александрии, в Египте филиалы банка были в Порт-Саиде и Каире.
К началу ХХ в бизнес в империи существенно расширился - были построены железные дороги, угольные шахты, увеличено производство экспортных товаров – шерсти, хлопка, шелка и изделий из них. В большой степени, развитию внутренних областей империи способствовала постройка Багдадской железной дороги. Развитие получили и морские порты, прилегающих к ней, например порт Искандерун. Обслуживая новые бизнесы, к 1914 году, банк BIO стал больше коммерческим, чем государственным банком.
Карта банковской сети банка BIO в Османской империи.


В 1904-1911 из четырех основных портов империи, Бейрут вышел на первое место по прибыли банков. Прибыли BIO в Измире и Стамбуле начали сокращаться, а в Бейруте они росли. Бейрутский филиал BIO обслуживал также товарооборот соседних менее крупных портов, включая Алеппо. В Алеппо убытки банков в последние годы ХІХ в сменились прибылями. Динамика банковских прибылей отражала миграцию транспортных потоков из Черного в Средиземное море. За этим трендом следовало и расширение филиалов банковских сетей. Тем не менее, годы роста османской экономики сменились годами упадка. Мировой экономический кризис начала ХХ в не затронул только транспортные потоки через Бейрут. Остальные портовые центры империи, включая Александрию, оказались в небывалых минусах. Особенно сильно мировой кризис 1907 года ударил по Египту, мировому экспортеру хлопка. К этому времени, банковские сети освоили все бизнес-пространство империи и, в связи с кризисом, на рынке финансовых услуг началась жестокая конкуренция. Феодальные финансисты, шарафы, проиграли банкирам и их, традиционно, раскулачили.
Революция 1908 года в Турции сменилась войной с Италией за Ливию в 1911 году, а она сменилась Второй Балканской войной в 1913 году, вслед за которой началась Первая Мировая. Банковские сети оптимизировались для работы в новых условиях, вслед за изменением транспортных коридоров и потребностью в капитале для расширения внешней и внутренней торговли.
Не смотря на войны, экспорт товаров из Османской империи посредством банков, проводивших авансовые платежи по поручению клиентов, быстро рос в первые 14 лет ХХ в. Через банк BIO проходила пятая часть этих денег.
Война и последующий за ней демонтаж Османской империи не остановил работу банковской сети BIO, как единого целого. Многие филиалы банка были закрыты, но открылись новые, для работы в странах британского протектората. В 1924 году BIO был национализирован с властью К. Ататюрка, для работы, в качестве Центробанка, под названием Ottoman Bank. Заметим, что это случилось, не ранее, чем через 60 лет после учреждения банка BIO. Центробанком Турецкой Республики Ottoman Bank был до 1931 года, до учреждения Банка Турции. Затем, Ottoman Bank работал, как коммерческий банк, до его приватизации в 1952 году. В коне концов, в 2001 году, Ottoman Bank был поглощен британо-испанским банком Banco BilbaoVizcaya Argentaria.


Вернемся в наше время.
Льготные условия для развития банковского бизнеса в Ливане, к началу 1960-х годов, привели к следующей экономической статистике. В экономике Ливана имелся немалый перевес в сторону финансового сектора: мелкий бизнес и сельское хозяйство, в которых было занято около половины населения страны, составляли 15% ВВП, а международная транзитная торговля и финансовый сектор, в котором было занято только 14 % населения, составлял 46 % ВВП. Причем, транзитная торговля составляла только 5 % от этой цифры в 1951 году. Туризм, который получил развитие в 60-х годах, составлял 8-9% ВВП. Приток внешних инвестиций позволил построить в Ливане первоклассную инфраструктуру для люксового туризма.

В общей сложенности, предоставление услуг приносило две трети прибылей экономике Ливана. Это нормально для экономически развитых стран Европы и США. Но для аграрной и постколониальной страны, которой являлся Ливан, где большинство рабочих мест было представлено доиндустриальными технологическими укладами, это было не нормально. Кроме этого, в Ливане имелся дефицит торгового баланса с развитыми странами, который, в середине 60-х, достигал 64% . Средние доходы занятых в агросекторе Ливана были в десять раз меньше, чем доходы в сфере торговли и банковских услуг.
Послевоенные банковские технологии, основанные на мировой валюте USD и свободном перемещении капитала, дали бурные всходы в Бейруте, который, в те годы, являлся воротами на Ближний Восток: количество банков выросло с 9 в 1945 году до 90 в 1966 году. Из 86 банков, работающих в Ливане в 1965 году, 19 было иностранными банками (включая 5 арабских) и еще 10 имели смешанный капитал.

С развитием нефтедобычи в Персидском заливе, в Ливан потекли новые финансовые потоки, генерируемые арабскими нефтедобывающими странами, и встречные им потоки товаров. Основными долгосрочными партнерами ливанских финансистов стали Кувейт и Саудовская Аравия. А самым верным партнером Ливана стал Ирак, начиная с 1948 года, когда финансовый и торговый сектора Ирака перешли в руки арабов. Эти финансовые потоки перешли в руки арабов по той причине, что контролировавшие их финансовые компании переместились в Израиль. Кроме этого, Бейрут стал тихой гаванью для капиталов, утекающих из регионов нестабильности в арабских странах.
В итоге, прирост депозитов в ливанских банках с 1950 по 1975 годы составлял в среднем 17% в год при росте ВВП в 7 % в год. Особенно сильный рост вливаний в банки Ливана произошел с 1958 по 1965 годы, когда выросли доходы нефтедобывающих стран. Ценные бумаги казначейства США не имели конкурентной доходности и экспортеры нефти, не имея собственной банковской системы хранили фонды в ливанских банках. Кроме этого, приток фондов в Ливан был обусловлен бегством капиталов из-за национализации в Египте и Сирии.
Более того, резкий рост прибылей стран ОПЕК, после решения поднять цены на нефть в 1973 году, увеличил количество фондов в ливанских банках экспоненциально.
Кроме этого, бейрутские банки финансировали торговые операции для стран региона, для поставки туда товаров из западных стран. В обратную сторону, банки обменивали валюты этих стран на доллар (которого всегда не хватало), для расчета с поставщиками.
В тучные годы активно строилась и инфраструктура Ливана. В 1959 году была построена дамба на р. Литания. Это позволило получать электричество и провести ирригацию близлежащих земель. Иракская нефть по трубопроводу доставлялась через территорию Сирии в ливанские города Триполи и Захрани, где были построены НПЗ. Кроме этого, нефть в Ливан поступала по трубопроводу из Саудовской Аравии. В 1972 году, после национализации компании IPC* в Ираке и нефтепровода и Сирии, нефть из Ирака поступать перестала. В 1981 году израильская авиация повредила трубопровод из Саудовской Аравии, так что нефть поступать перестала и НПЗ в Ливане закрылись. Хотя ливанские НПЗ могут принимать нефть из танкеров через терминал, до настоящего времени они сильно устарели и требуют глубокой модернизации.
Завидное положение Бейрута на перекрестке немалых торговых и финансовых путей арабского мира было достигнуто разумной политикой элит страны в кооперации с их западными, в первую очередь, французскими партнерами.
К сожалению, Бейрутская Сказка продолжалась не долго. Она была прервана, сначала, изменением путей финансовых потоков в обход Ливана, а затем, и внутренней многолетней нестабильностью в стране, которая началась в 1975 году. Гражданская война в Ливане заставила потоки денег и товаров идти в обход: через другие порты и финансовые центры Восточного Средиземноморья.

Взлет и падение Intra Bank.
Наше внимание привлекла яркая история взлета и паления банка Intra Bank в 1951-1967 годах. История этого банка не нова, если не сказать, что она хорошо нам знакома.
Это был самый крупный банк в Ливане. Intra Bank был открыт палестинцем Yousef Beidas (1912-1968) в 1951 году. До этого, Юсуф держал обменники валют и был дилером Форда, а начал свою банковскую карьеру он в Иерусалиме, в Arab Bank, курьером, в 1930-е годы.
Компания Форд тесно связана с британским капиталом, так что слухи о первоначальном вливании британских денег в Intra Bank весьма правдоподобны. Беженец из Палестины, Юсуф приехал в Бейрут в 1948 году и в 1951 году он открыл Intra Bank с капиталом в 2 млн USD.
Начиная с 1957 года, когда вступил в силу Bank Security Act, Ливанские банки стали тихой гаванью и для оффшорных денег, нефтедолларов и прачечной для наркодолларов, а сам Ливан стал крупнейшим узлом торговли наркотиками. С 1955 по 1968 годы количество банков в Ливане выросло с 31 до 93, а затем сократилось до 72, а сумма депозитов с 1955 по 1961 годы выросла на 467%. Правила закона Bank Security Act работают в Ливане и в наше время.

Отсутствие регуляций и ограничений по ведению финансового бизнеса, а также по обмену валют и перемещению капитала в Ливане, в традициях «свободной экономики» быстро привлекло в него транзитные потоки фондов из региона Персидского Залива в направлении финансовых рынков стран Европы и США.
Собственно, Нацбанк Сирии и Ливана принадлежал французскому капиталу и срок действия лицензии для этого банка на эмиссию денег истек в 1958 году. И в июне 1959 года был созван Совет для выработки новых правил работы банковской системы. В Совете учитывались интересы британского и французского капитала, а также интересы местных элит. Все сошлись на мнении о неприкосновенности Bank Security Act и минимуме регуляций в банковском секторе.

Тем временем, капитал Intra Bank стремительно рос и банк стал крупнейшим банков в Ливане Он был владельцем национальных авиалиний ME Airlines, Casino de Luban, Портовой Компании Бейрута и многими другими предприятиями и объектами недвижимости Ливана. Также, незадолго до своего банкротства, Intra Bank держал 40 % всех вкладов в ливанские банки и имел долевое участие в других банках.
Секрет успеха, как пишут, был в личности Юсуфа. Он сумел, очень своевременно и ловко, привлечь фонды из нефтедобывающий стран, в частности, из Кувейта и Саудовской Аравии. В те годы, Ливан был привлекательным местом хранения нефтедолларов, в то время, как собственные банковские системы нефтяных экспортеров еще не были созданы. Юсуф лично вел переговоры с нефтяными шейхами и убеждал из хранить деньги на счетах в Intra Bank. Он предлагал шейхам ставки по депозитам выше, чем другие ливанские, европейские и американские банки.
Кроме привлечения нефтедолларов на депозиты, Intra Bank занимался нетипичной для банка деятельностью –рисковыми и высокодоходными бизнесами: инвестициями, спекуляциями, брокерством, строительством, ссужал деньги правительствам Кубы и Бразилии и тп. Кроме этого, Intra Bank стал инвестором в крупных индустриальных предприятиях Ливана: за его деньги строились цементный завод и завод алюминиевых строительных конструкций. Intra Bank купил и провел реконструкцию судоверфи La Ciotat в Марселе- второй по размеру во Франции.
Intra Bank даже продавал палестинские земли израильтянам, через третьи руки, что, впоследствии, вызвало скандал в прессе.
По сведениям ЦРУ Intra Bank стал центром незаконной международной финансовой деятельности: отмывание наркодолларов, контрабанда, Intra Bank был ключевым звеном в финансировании торговли героином через Корсиканский канал во Францию, и тд.
Кроме этого, Intra Bank имел тесные связи с разведками США, Франции, Саудовской Аравии, держал счета советского Московского Народного Банка. Разведслужбы разных стран использовали Intra Bank для финансирования своих операций. Нас не должно удивлять, что французское разведывательное агентство SDECE, предшественник Агентства Внешней Разведки Франции, использовало деньги, получаемые от контроля наркотрафика в ЮВА, для финансирования своих операций: переворотов и вмешательства в политические процессы в разных странах.
Симбиоз грешного мира и ада - ливанской коррупции, криминала, финансов и бизнесов спецслужб, сделали рост бизнеса Intra Bank стремительным, как полет пули. Политические силы Ливана тоже благоволили бизнесу Юсуфа. Одним словом, бизнес у банка, на зависть другим, шел превосходно и ничто не предвещало драматических событий.
Дальнейшая история банка прозаична и хорошо нам знакома. В начале 1966 года, ключевые вкладчики, нефтяные шейхи, начали забирать депозиты и в Intra Bank случился кассовый разрыв. Вывел фонды из Intra Bank и Московский Народный Банк. Кассовый разрыв произошел по той причине, что свободных средств в банке было меньше 10 %, а регуляций ЦБ и его функции кредитора последней инстанции не существовало. На момент кризиса, капитализация Intra Bank составляла 350-500 млн долл.
Юсуф обратился к партнерам и властям для оказания помощи крупнейшему в Ливане бизнесу, но получил отказ. Власти отвернулись от проблем банка, Юсуфу ответили, что им всегда не нравилось, что палестинец ведет крупный бизнес и владеет активами в Ливане. Действительно, Юсуф никогда не был членом близкой к элитам Ассоциации Банкиров Ливана и, бывало, отказывал в финансовой поддержке важным политическим фигурам Ливана. Более того, власти заявили, что раз директора Intra Bank допустили кассовый разрыв, то их ждет преследование по закону, вместо финансовой помощи банку от государства. Власти Ливана назначили судебную комиссию для расследования бизнеса банка. В результате, Intra Bank закрыл свои двери 14 октября 1966.
Опасения ливанской элиты, относительно присутствия крупного палестинского бизнеса в Ливане, вероятно, имели под собой почву, учитывая события последующих лет, в частности, вовлечение Ливана в палестино-израильское противостояние.
Волна оттока депозитов в 1966 году смела и другие ливанские банки. Например, второй после Intra Bank, Al Ahli Bank, получил помощь государства и остался на плаву, хотя, он во всем повторял бизнес модель Intra Bank, включая рисковые инвестиции: Al Ahli Bank имел резерв ликвидности только 6%.
Отчасти, утечка ликвидности была вызвана перезагрузкой проекта США, которая произошла в 1965 году, с началом президентского срока демократа Линдона Джонсона (1962-1969). Процессы роста экономики, происходящие в США, запустили на внешних фондовых рынках «долларовый пылесос». Пик кризиса недостатка ликвидности в США пришелся на август 1966 года: высокие ставки американских банков и рост доходности трежерей до 2,8% привели к перетеканию свободных фондов со всего мира, в том числе, нефтедолларовых вкладов в банки США. Вслед за США, доходность по своим ценным бумагам повысили и финансисты в Европе.
Кроме этого, арабо-израильская война июня 1967 года привела к разрыву дипломатических отношений арабских стран с США, что отразилось и на банковском секторе.
Так или иначе, ливанский банковский сектор был только элементом международного банковского сектора, в котором, главную роль играл банковский капитал стран запада и капитал нефтедобывающих стран. Роль иностранного капитала сильно выросла в банковском секторе Ливана после этого кризиса. Иными словами, иностранный капитал вытеснил ливийский из банковского бизнеса в Ливане. С одной стороны, ливанские банкиры хотели избавиться от успешного конкурента в лице Intra Bank, а с другой, отсутствие регуляций не позволило им сдержать распространение кризиса ликвидности на другие ливанские банки и защитить ливанский рынок банковских услуг от захвата его иностранными конкурентами.
Тем не менее, суд не стал банкротить Intra Bank. Ввиду того, что банк имел развитую сеть иностранный филиалов, владевших значительными активами, а также, инвестиционные проекты, включая строительные проекты в США, которые требовали завершения. Инвестиционные проекты, впоследствии, были проданы, либо приносили прибыль для погашения долгов перед вкладчиками. Было немало и крупных должников банка
Для управления оставшимися активами, Intra Bank решили преобразовать в инвестиционный фонд. Вкладчики банка стали акционерами этого фонда. В их числе были Кувейтские и Катарские шейхи, но не Саудовские.
Хотя аудиторские оценки оставшихся активов банка, проведенные международными агентствами, показали сильно заниженную стоимость активов, их распродажа по рыночной цене позволила, в основном, урегулировать проблемы с вкладчиками Intra Bank.
Не последнюю роль, при принятии решения о создании инвестиционной компании, сыграла позиция США. Intra Bank много лет финансировал поставки избытков зерна и продовольствия из США в страны региона, что было выгодно американскому бизнесу.
Решение о преобразовании Intra Bank в инвестиционный фонд Intra Investment Company было принято судом Бейрута 11 октября 1967 года. Не обошлось и без скандалов: оценка активов Intra Bank, зачастую, искусственно занижалась для их выкупа и последующей спекулятивной продажей.
Стабильность в регионе начала рушиться, незадолго до этого решения суда: 5-10 июня 1967 года проходила Шестидневная война между Израилем и арабскими странами.
По причине войны и по причине демонтажа финансового сектора Ливана из-за утечки ликвидности, его экономика обрушилась на 40 %. События, связанные с финансовым кризисом в Ливане, вынудили его изменить свою традиционно нейтральную позицию в арабо-израильском конфликте и стать на сторону арабов. С уверенностью можно сказать, что, сохрани Ливан нейтралитет, дальнейшая судьба этой страны не стала бы такой трагичной.

Сам Юсуф Бейдас был в розыске у Интерпола по запросу Ливана. Он с семьей сбежал и скрывался в Бразилии, где нет соглашения об экстрадиции с Ливаном. А умер беглый банкир 28 ноября 1968 года в тюрьме Швейцарии, где он повесился  был задержан с поддельным паспортом и повесился на галстуке ожидал экстрадиции. Проектный гештальт, таким образом, был закрыт точно в срок.

К 1968 году либерализм в банковском секторе Ливана закончился. Хотя Banking Secrecy Law 1956 не был отменен, в мае 1967 года вышел закон, регламентирующий банковскую деятельность. В том числе, были введены жесткие требования по резервированию. Были учреждены Комитеты, регулирующие банковскую деятельность в Ливане. Они закрыли часть банков, не соответствующих новым требованиям. Кроме этого, были приняты меры для прекращения денежных потоков от торговли наркотиками и от и других криминальных схем через ливанские банки.
С начала 1970-х, ливанские банки, как и другие региональные транзитные финансовые центры, утратили свое значение в перевалке нефтедолларов. Эта функция отошла напрямую к американским и европейским банкам.
К концу 1968 года, более половины банков в Ливане были либо иностранными, либо со смешанным капиталом, а количество депозитов в этих банках составило 84%.
Нефтяной кризис 1973 годы вызвал вторую волну роста доходов ливанских банкиров, но счастье это продолжалось не долго.

Будем надеяться на то, что черная полоса в истории Ливана скоро закончится. Заметим, что их черная полоса с 1995 года не опускалась ниже 5000 долл ВВП на душу населения. Этот и другие экономические показатели у Ливана (согласно https://tradingeconomics.com), приблизительно, как у Беларуси после 2010 года.    А ворота на Ближний Восток, тем временем, переместились из Бейрута в другое место.

* Iraq Petrolium Company, была основана, как Turkish Petroleum Company  в 1912 году Deutsche bank, Royal Dutch Shell и контролируемым британским капиталом National Bank of Turkey. После ПМВ и демонтажа Османской империи, из состава учредителей компании исключили германские компании и включили компании из США и Франции. Компания получила концессии наразведку и добычу нефти в Ираке в 1925 году. Нефть была найдена в районе Киркука и ее добыча началась в 1927 году. Договор между британскими, американскими и французскими акционерами компании по разделу добытой в Ираке нефти был подписан 31 июля 1928 года. С французской стороны акционером, держателем 23,5% акций была компания CPF, основанная в 1924 году(с 1985 года -Total). Новую компанию переименовали в Iraq Petrolium Company в 1929 году. До 1948 года компания монополизовала добычу нефти не территории бывшей Османской империи, кроме Саудовской Аравии и Бахрейна, где монополия принадлежала компании Standard Oil of California. Компания Iraq Petrolium Company была национализирована иракским правительством 1 июня 1972 года и переименована в INOC.

Tags: арабо израильский конфликт, банки бейрута, банки ливана, бейрут, кассовый разрыв, ливан, наркодоллары, палестинские беженцы, разведка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments