despaminator (despaminator) wrote,
despaminator
despaminator

Франция после войны. Ч. 8. Канадские танкисты.



Сегодня мы рассмотрим потрясающий пример философской инженерии или, если хотите, прикладной философии.
Это вдвойне интересно, ведь речь пойдет о европейском послевоенном проекте и его ватиканских мозговых танках.
Казалось бы, что сочетание церковной традиции и государственных интересов должно быть консервативным и догматичным в прикладных вопросах, но только не во Франции. При том, что общество во Франции духовенского типа, и она, по сути, империя с идеей мессианства, мы не увидим ни костров инквизиции, ни волюнтаризма в продвижении идеологии Проекта. Не увидим мы, также, религиозных дисциплин в школе и плотной застройки территорий приходов новыми церквями костелами.
Навыки прикладной философии давно утрачены постсоветскими горе мыслителями, либо они морочат нам голову, философствуя про бабочки и цветочки. Скорее второе, так как проектные труды философов современных западных проектов всем известны, но не переведены на русский язык.
Это не удивительно: в постсоветских школах философии, прикладной элемент, инженерия была заменена догматикой, а развитие - риторической эквилибристикой. Риторическая школа, после отмены марксисткой идеологии, осталась тем полезным зерном, которое сейчас востребовано и генерит неисчерпаемое разнообразие медиаконтента для оболванивания электората.
Эта школа, правда, сугубо внутреннего потребления, так как интервью постсоветских политиков непроплаченным иностранным журналистам выглядят жидко и комично: как в плохом вине, не чувствуется тела, так не слышно мысли в их словах.
Видно невооруженным глазом, что субстрат античных текстов постсоветские философы продолжают культивировать граблями вдоль и поперек, но другие побеги, вместо марксизма, который был изрядно прорежен, не вырастают.
Сам постсоветский электорат тоже эндемичен для сырьевых колоний: он обитает в средах патронализма и популизма. Хуже всего, что политики, в сырьевых колониях, ничем не отличаются от электората: они без труда были выловлены и посажены в садки тех школ экономики, либо философии, кто ими обедает, когда приходит час.
А ловцы-то, безусловно, мастера: мастера мысли и слова. У нас слово девальвировано, а у них – нет, оно наполнено смыслом, который призывает людей преодолевать себя и делать дело для общего блага.


Вопрос, казалось бы, простой: почему Шарль де Голль и Антуан де Сент-Экзюпери не работали в команде, бок о бок в лондонском офисе Свободной Франции для ведения борьбы с оккупантами? Ведь один из них – военный мыслитель и политик, а другой - военный летчик, известный писатель, журналист, и лидер общественного мнения. Оба они сражались с немцами в 1940-м с оружием в руках. Что им мешало вместе вещать из Лондона по радио, поддерживая Сопротивление?
Более того, меня удивило то, почему в мае-июне 1940 года авиаторы Франции, Англии и добровольно ставшие на их сторону пилоты из других стран, яростно и на равных сражались в воздухе с Люфтваффе, и склоняли чашу весов в свою сторону, а среди танкистов де Голля царили пораженческие настроения?
Дело тут в слове. Точнее, в словах, которые принадлежат разным людям. Одно слово де Голля (1890-1970), о невозможности противостоять Вермахту в будущей войне, оно породило пораженческие настроения в армии. А другое - это слово де Сент-Экзюпери (1900-1944) о том, что человек должен преодолеть свои страхи для выполнения долга. Французские танкисты слышали слово де Голля, а летчики – слово де Сент-Экзюпери.

При этом, нельзя сказать, что один был героем, а второй - антигероем. Оба они были герои той эпохи, когда рыцарские ценности были выше материальных. В жизни, Де Голль и де Сент-Экзюпери были в разных политических лагерях. Они по-разному понимали свою роль в событиях. Разница между ними была в том, что де Голль в 1940 году уже сотрудничал с проектными силами, а Экзюпери – нет был не в курсе. Еще нет.

Семьи их были совсем не похожи: отец де Голля был преподаватель истории и литературы в иезуитском колледже в Лилле, Фландрия. Впоследствии он открыл свою школу, а отец Экзюпери был обнищавшим аристократом из Лиона. Он работал директором страховой компании и умер, когда Антуану, еще не исполнилось 4 года.
Шарль был с юности интегрирован в среду проектных функционеров, а у Антуана был талант, харизма и любовь к опасным приключениям. А. Экзюпери – это французский Н. Гумилев.

Вернемся к экономике. У каждого западного проекта есть свои мозговые танки. Они не прячутся, их всем известны: это школы экономики, философии и др. Мозговые танки разных проектов могут координировать свои действия, а могут конкурировать между собой. Естественно, мы знаем только о видимой части айсберга, но есть еще и невидимая его часть.
Работает это так: сведения о реальном положении дел в той или иной сфере мозговые танки получают из специальных тематических исследований. Исследования эти проводят нанятые эксперты, чья компетентность и добросовестность не вызывает сомнения. Открытая часть исследований публикуется для сведения широкой общественности. После изучения проблемы, поразмыслив, танки делают выводы и публикуют свою стратегическую философскую программу, экономическую теорию и другие документы, которые воплощаются в жизнь. Это то, что мы знаем. Все говорит о том, что дорожная карта, план действий, обязательно имеется в распоряжении генерального менеджера Проекта.
Кроме этого, важную роль играют селебритиз: писатели, драматурги, режиссеры кино и зомбоящик , чтобы двинуть общественное мнение в нужное русло. Без насилия.


Относительно проектов в Европе, то поиск новой экономической модели начался сразу после завершения ПМВ. Проектным планированием послевоенной Европы занимались мозговые танки разных стран и финансовых групп. Вся эта каша варилась, еще с начала 20-х годов.
Экономистам было очевидно сразу и всем, что экономика стран Европы не выдерживает конкуренции с экономикой США, даже до начала Великой Депрессии.
Католическая экономическая концепция о будущем устройстве Европы всегда была такая, что нужно объединить Францию и Германию, а позднее создать федеративное государство Европы. Кроме этого, стоял вопрос о преобразовании колониального устройства Франции. Еще требовал изучения вопрос эффективности тоталитарных режимов в Европе: не было очевидно, какая модель лучше - тоталитарная, либо либеральная.
С этой целью, в 20-30-е годы, было проведено много общественных и экономических исследований. Экономическая эффективность будущей модели была важна, но, на первом плане, было улучшение качества жизни людей.
В 30-е годы страны мира разделились на два лагеря - тоталитарные и либеральные.
В либеральных странах, как правило, доминирует финансовая олигархия и они не заинтересованы  в состоянии провести радикальные экономические реформы.
В их силах, только, поддержать экономику, увеличив внутренний спрос.
Тоталитарные страны могут построить эффективную экономику, мобилизовав камрадов рабочих и крестьян, для индустриализации и проведения капиталистических реформ в аграрном секторе. Но эти страны тяготеют к экспансии и люди в них живут бедно. Это значит, что внутренний спрос в них можно прокачать только за счет экспорта и госсектора.
Экспансивный и милитаристский характер тоталитарных проектов проявился почти сразу: Германия строила планы на Австрию, а Италия – на страны Африки. А СССР строил планы на Иран
В Европе было тесно диктаторам и без экспансии тоталитарного СССР. А если что, то Красной Армии, кроме Берлина, нужно было рваться на Вену.
Экономически и географически Австрия – это ключевая точка для контроля Балкан и бассейна Дуная. Поэтому, одно из обязательных условий консенсуса Союзников и СССР после ВМВ - независимая Австрия.
Франция, после распада Австро-Венгрии, рассматривала этот регион своей зоной влияния, как зону собственной безопасности и рынок экспорта капитала. Присутствие Франции в этом регионе создавало баланс сил в Европе. Для этого в 1920-1921 годах был заключен договор «Малая Антанта» с Чехословакией, Югославией и Румынией. Баланс сил в регионе был нарушен в сторону Германии, когда нацисты убили проватиканского премьер-министра Австрии Э. Дольфуса 25 июля 1934 года.
При этом, нельзя сказать, что интеграционный проект Европы был чисто ватиканским, а тоталитарные режимы – нет. Ватикан сотрудничал с режимом Муссолини и индустриализация в Италии была проведена с привлечением серьезной научной базы. В проекте принимали участие математик Luigi Amoroso(1986-1965), статистик Corado Gini (1884-1965) теоретик финансов Antonio de Viti de Marco (1858-1943) и другие ученые.
Тоталитарные режимы Европы 30-х годов принадлежали к разным проектам, а состояние общества и эффективность экономики этих проектов мониторились независимыми экспертами и детально изучались.
Одним из экспертов был известный литератор Андре Жид (1886-1951, лауреат Нобелевской Премии 1947 года).
Андре был малый, чрезвычайно острого ума. Вот пару его цитат.
Про СССР:
Ни при каких обстоятельствах недопустимо, чтобы мораль упала так низко, как это сделали коммунисты. Никто не может представить себе трагедию человечества, морали, религии и свобод в стране коммунизма, где человек был унижен до невозможности.
Про Достоевского:
Достоевский подвергает стрессу западного читателя тем, что открывает русскую культуру и показывает удаленность русской культуры от западной культуры. Ницше -это утверждение собственной личности, как цели жизни, а Достоевский - утверждение того, что личность должна быть подавлена.

Ранее Андре Жид предпринял экспедицию по французской Экваториальной Африке: Французское Конго, ЦАР, Камерун и Чад. Он написал о плачевном положении дел в колониях правдивые отчеты, которые были опубликованы в 1927 и 1928 годах. По результатам отчетов, последовало разбирательство в парламенте Франции.
Андреа, в 1935 г, с группой литераторов, посетил СССР и представил свое разочарование марксизмом в критическом докладе «Возвращение из СССР», опубликованном в 1936 г, не смотря на давление со стороны Советов. Андреа был уже не молод и умудрен опытом, так что его докладу можно верить: во время поездки Андреа было 67 лет. Доклад А.Жида вызвал бурное негодование и акцию шельмования Андреа в советской прессе.

Экономические системы тоталитарных государств Европы, в межвоенные годы, исследовал молодой французский экономист François Perroux (1903-1987) Его экспедицию финансировал Фонд Рокфеллера. Франсуа, в 1934-1935 годах, провел по четыре месяца в европейских странах с тоталитарными режимами: Австрии, Италии и Германии. А еще, сверх плана, он посетил Португалию, для изучения экономики режима диктатора А. Салазара.
Франсуа Перу, в будущем, теоретик индустриализации и автор экономической теории «Полюсов роста». Перу был учителем уже известного нам экономиста - Gerard de Bernis (1928-2010). Оба они были архитекторами индустриализации в Алжире.
Доклад Перу об экономике тоталитаризма очень глубокий, не скажешь, что его написал 30-летний ученый. В докладе очень четко описаны экономика и устройство общества в тоталитарных государствах. Формулировка, данная Перу, фашизму, кстати, отличается от марксистской.
Из доклада видно о понимании проектными силами, как минимум, с начала 30-х годов, безальтернативности интеграции Германии и Франции. Вопрос был в том, чей проект эту интеграцию проведет.
Приобретенные знания, позволили Франсуа Перу сформулировать основные положения своей теории. Теория индустриализации методом «Полюсов роста» доминировала в 50-е годы и применялась для послевоенной индустриализации Франции, хотя есть и критики теории: скандинавы. Это понятно: теория и практика - это две разные вещи.
Для общего развития скажем, что Франсуа Перу принадлежал к первому поколению теоретиков индустриализации. Свой первый проект модернизации экономики Франсуа начал проводить во Франции Виши, в годы оккупации.
Второе поколение теоретиков представлено такими генералами-от-экономики: John Friedmann (1926-2017), Stuart Holland и Gunnar Myrdal с их теорией неравномерного развития центра и периферии.

Кроме отчета и теории, о которых мы поговорим в другой раз, нас привлекло умение Перу четко формулировать категории изучаемого процесса и ясные примеры, поясняющие эти категории. Франсуа Перу был отменным преподавателем. Для нас важно понять, что Перу видит индустриализацию промышленности, как процесс модернизации общества, посредством перестройки экономики.

François Perroux: индустриализация –это формирование всей социальной среды под влиянием скоординированного комплекса машин.

Стало быть, чтобы провести модернизацию, либеральное общество должно накопить внутреннюю энергию, приобрести пассионарность для слома старой системы. Эта энергия, как нельзя лучше, накопляется в результате глубокой экономической депрессии, либо войны. Довоенные реформы Народного Фронта во Франции не принесли результата, поэтому Третью Французскую Республику пришлось добить, и Четвертую, кстати, тоже. Но реализация проекта Франко-Германской Европы началась только с 1956 года.
Излишне напоминать, что европейцы сильно отставали: в США, с середины 1920-х годов, полным ходом шло внедрение потребительской, а затем и кейнсианской экономики.

С идеологией пан-европейского проекта, дела шли значительно лучше. Ею занимался католический мозговой танк из Канады Université Laval в Квебеке.
Философскую стратегию послевоенного проекта разработал Charles De Koninck (1906-1965), известный философ и теолог, директор факультета философии Université Laval, основанном в 1852 году. Чарльз - это влиятельный католический философ. Он основатель Лавальской школы философии, с трудами которой можно ознакомиться онлайн тем, кто читает по-французски. Кроме стратегии проектов, тема этой школы – философия католического неотомизма не спрашивайте, что это. Но это все этюды художника.
Вот этот скромный труд, который вышел в 1943 году, является библией послевоенной католической цивилизации, о чем красноречиво говорит его название.
On the Primacy of the Common Good:
Against the Personalists
and
The Principle of the New Order
Charles De Koninck
В нем ни слова о бабочках, цветочках, свечках и церквях шаговой доступности и тп. Если в двух словах, речь идет о том, что если поп или политик ездит на машине дороже, чем в среднем у прихожан или избирателей, то, в этом обществе, большие проблемы, которые не решатся сменой власти в стране. Я не нашел перевод книги на русский язык, но стоит ее прочитать, чтобы понять, чем мы отличаемся от них. Как стоит почитать и книгу американского географа Исайи Боумена «Power and Earth» (Сила и Земля 1934)
Экономическая модель европейского проекта - социальное государство, а проекта США – это государство потребления.
Для того, чтобы внедрить стратегию проекта в общественное сознание, Чарльз де Конинк привлек людей культуры и искуств, обладавших силой слова. Антуан де Сент-Экзюпери был одним из них. Чарльз подсказал идею Антуану и к 1943 году Экзюпери написал повесть «Маленький принц». С точки зрения Проекта, мы по-другому взглянем на эту повесть в следующей статье.

Сделаем вывод, что экономическая и философская стратегия преобразований Франции и всей послевоенной Европе были подготовлены заранее, чтобы приступить к реализации Проекта, начиная с очередного года перезагрузки – с лета 1944.
Это я о том, что ничего подобного мы никогда не наблюдали в наших сырьевых колониях  палестинах все через жопу.

В следующей статье мы продолжим разговор про А. Экзюпери.


                                                       <<<<< Предыдущая статья Следующая статья  >>>>>
.
Tags: философия стратегия мозговые танки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Recent Posts from This Journal