despaminator (despaminator) wrote,
despaminator
despaminator

Categories:

Мифы и стереотипы в кино


Мифы в кино и вообще.

Мифология В. И. Чапаева имела решающее значение для развития советской культуры, но он был далеко не очевидным советским героем. Советский Союз был основан на принципах марксизма, социально-экономической теории, которая отдавала предпочтение городскому промышленному пролетариату и рассматривала города и фабрики, как ландшафты будущего. Советские герои, особенно на начальных этапах развития культуры, как правило, были грамотными, сознательными, промышленными рабочими. Чапаев, напротив, был ярким представителем сельской периферии: во многом противоположностью советского идеала.
И все же, с точки зрения долговечности и гибкости, его популярность превзошла популярность любого другого советского героя: он устоял даже после распада Советского государства.
Чапаева всегда воспринимали, как подлинного представителя народа. Статус советских людей кардинально изменился в течение советской истории, поскольку подавляющее большинство сельского населения превратилось в городское и индустриальное, вчерашние герои превратились в сегодняшних злодеев, сталинизм ушел в прошлое, а социализм превратился из светлого будущего в заброшку.
Но все это время Чапаев умудрялся оставаться одним из нас: не «плавающим означающим» (т.е. символом с широкой интерпретацией смыслов), а означающим «Нас».
Фильм «Чапаев» 1934 был выпушен не братьями Георгием и Сергеем Васильевыми в мастерской С. Эйзенштейна, по шаблону его фильма «Октябрь» 1927. Фильм «Чапаев», как переходной фильм, положил начало мифологии сталинского соцреализма.

К Чапаеву мы еще вернемся. Сейчас ответим на вопрос: Что же такое мифы?
Теоретик современных медиа мифов и автор книги «Мифологии» Ролан Барт (1915-1980), в 30-е годы,   был совсем юн, но позднее он писал так.

Мифом называется истории о священном происхождении, которая передает самые глубокие истины культуры, а также может означать внутреннюю ложь, как в общей фразе «это миф» (что означает «это неправда»)
Миф понятие многозначное. Ролан Барт опирается это, сочетая его с ницшеанской концепцией мифа, как «сильно концентрированного образа мира».
Р. Барт формулирует парадигму мифологии*, как:

Мифология - скользкий и очень сжатый символический язык, наиболее полно реализованный в культуре современного капитализма, основанной на образах.

Повторим, что Барт считает мифологию разновидностью концентрированного языка, (в смысле содержания скрытых предположений, двусмысленности и т. д.). Миф всегда содержит две составляющие: буквальную и рафинированную: меня зовут Лев, но я - не лев.
Но Барт также опирается на «Теоретизирующий миф» Брюса Линкольна (род в 1948 году, теоретик мифологии, профессор Чикагской школы богословия), в котором исследуются меняющиеся коннотации мифов от древнего употребления, до современного определения мифа, как «идеологии в повествовательной форме».

Идеология в современном мифе означает идеи и ценности, которые исходят от доминирующей социальной структуры и поддерживают ее.

Идеи Брюса Линкольнасегодня являются наиболее применимыми, особенно его концепция «миф – это отношения между социальным порядком и рассказами о нем». Миф – это «динамичная» система, открытая для влияния соперничающих рассказчиков снизу и «выборочного слушания и переосмысления», со стороны аудитории.

Мифология, как и идеология, функционирует только тогда и потому, что на нее реагируют отдельные субъекты.

И История, и Мифология подразумевают истории происхождения, великие повествования о коллективном развитии и плотные слои совокупного значения.
Мифология и история тесно связаны с идеологией, все это формирует общественное мнение.
Стюарт Холл (британский марксистский социолог 1932-2014) отмечает следующее. Общественное мнение и здравый смысл, обычно, приучены видеть и утверждать очевидное и шаблонное: они связаны с жанровыми формулами (фильмов). Здравый смысл ... - это остаток абсолютно базовой и общепризнанной, согласованной мудрости, он помогает нам классифицировать мир простыми, но значимыми терминами. [Это] не требует рассуждений ... [это] доступно спонтанно, полностью узнаваемо, широко распространено.
Далее Холл пишет:
«Независимо от жанрового сочетания, эстетика фильма неразрывно связана с идеологией через предполагаемого автора и, в более широком смысле, подразумеваемого зрителя. Термин «идеология» здесь в (классовом) смысле, как средство, с помощью которого доминирующие классы конструируют границы «первичной жизненной реальности» для низших классов».

Также Холл отмечает:
"Это срабатывает не потому, что доминирующие классы могут предписывать и запрещать в деталях ментальное содержание жизни подчиненных классов (они тоже «живут» в своих собственных идеологиях), а потому, что они стремятся (и, в какой-то степени, преуспевают в этом) включать все конкурирующие определения,.. все альтернативы в свой горизонт мысли".

Концепция идеологии связана с Zeitgeist, или «духом времени», и относится к идеям и концепциям, преобладающим в культурном пространстве, в течение определенного периода, выраженным в современном кино, и в других культурных текстах. Такие идеологии в «духе времени», внедряются в общественные мифы, культурные тропы, представления, в жанровые формулы и их темы.
В своих доминирующих формах идеи и концепции распространяются государством и его органами, а также посредством здравого смысла общественного мнения.
В своих контркультурных формах, идеи и концепции бросают вызов доминирующим идеологическим, мифическим, репрезентативным и кинематографическим формам выражения.

Деконструкция одного типа формулы, формулы жанра, влечет за собой ниспровержение другой, представленной в ней формулы - мифа.
Если мифы общества оспариваются, то оспаривается и его идеология.


Барбара Клингер, (США, род в 1970 году) делит жанровое кино на реакционное (мейнстримное) и прогрессивное, «мятежное» или «подрывное» (subversive).
Соответственно, фильмы делятся, в зависимости от того они поддерживают или подрывают преобладающую идеологию.
Реакционные (мейнстримные) жанровые фильмы обладают определенными чертами, такими как закрытый/обнадеживающий синтаксис (структура) порядок-хаос-порядок и склонность к стереотипам, которые иллюстрируют доминирующие репрезентативные практики.
Прогрессивное кино, напротив, имеет тенденцию быть саморефлексивным (способность разбираться в себе) и проводить деконструкцию стандартных шаблонно-реакционных практик.


Стандартизированная, «классическая форма» кинопроизводства, отмечает Клингер, «подчиняется идеологии репрезентаций – достижению «эффекта реальности» - и, тем самым, беспрепятственно транслирует доминирующие культурные идеи». Это обращение к ожиданиям аудитории облегчает продажу жанровых фильмов. Классическая форма Голливуда существует в фильмах шаблонного жанра. (например, сериал «Смертельное оружие» Ричарда Доннера 1987, 1989, 1992, 1998).

Такие фильмы  навязыают зрителю ритуальные формы (поведение, несущее четкое сообщение) и выполняют мифические функции. Они построены на основе определенных хорошо известных сюжетов:

«сюжетов, имеющих дело с мелодраматическими инцидентами, в которых очевидные злодеи и герои изображают…основной конфликт добра и зла», - Томас Собчак.

Основными идеологическими посланиями, подтверждающими порядок, являются, например, представления о том, что «все хорошо, что хорошо кончается» или что «каждый человек кует свою судьбу». Они представлены «эффектом реальности» жанрового кино - впечатлением от идеальной реальности (кинематографического реализма), которая, на самом деле, является тщательно поставленной кинематографической иллюзией.

Псевдореализм кино происходит от  повторения успокаивающих мелодраматических мифических форм.

Как указывают ведущие исследователи кино, представление о зрителе, как о «пассивном наркомане» было отвергнуто теорией рецепции еще в 1970-х годах: современный взгляд на способ действия кино – это сновиденческий образ, ломающий психологические барьеры.
Приятный оптимистичный сюжет - это одновременно и коммерческий пакет, и средство для его упрощенных представлений и ложно-очевидных посланий для ничего не подозревающих, но согласных зрителей, которые соглашаются приостановить свое неверие и быть включенными в процесс просмотра.

Фильмы в реакционном жанре пропагандируют мифы о порядке, которые натурализуют и сводят сложные социальные конфликты к управляемым, знакомым бинарным оппозициям и стереотипам, типа «мы против них». В реакционных фильмах разрешение напряженности между двумя полюсами всегда будет решено в пользу общества.

Еще один теоретик кино Томас Шац (род 1948) пишет о том, что «концепцию жанра, как кинематографической системы, необходимо охарактеризовать, как миф, по его функции. Ценность жанра определяется не тем, что он есть, а, скорее, тем, что он делает».

Функционально, миф, отмечает Т. Шац, «это уникальная концептуальная система, которая воплощает в себе элементы, характерные для культуры, которая его реализует.

Мифы и их носители - общественное мнение и жанровые фильмы - выполняют неотъемлемую, с культурной точки зрения, функцию выражения и кодификации народных верований.

Они защищают и воплощают в жизнь общепринятую мораль, соединяют человека с воображаемым сообществом и способствуют возникновению чувства принадлежности и гармонии. По сути, фильмы реакционного жанра рассказывают о конфликтах внутри сообщества (между индивидуумом и группой) или между сообществом и его внешними Другими.
Реакционные мифы сглаживают фундаментальные культурно-идеологические противоречия, ритуализируют (ритуал - поведение, несущее четкое сообщение) коллективные идеалы, скрывают тревожные конфликты и распространяют господствующие мифы.

В создании основных мифов сочетаются навязывание идеалов доминирующей идеологии и ритуальное поведение народа.

Британский критик Робин Вуд (1931-2009) называет набор мифов и ценностей в классическом голливудском кино «американской капиталистической идеологией». Вуд называет несколько компонентов, на которые следует обратить внимание в этом контексте: право собственности, моральное удовольствие от качественно выполненной работы, миф о семье, миф о прогрессе и урбанизации, «синдром Роузбада» (чем беднее, тем счастливее), «счастливый конец», и несовместимая пара идеальных мужчины и женщины (а именно: мужчина авантюрист и надежная жена и мать).

Стереотипы.

Анализ стереотипов в фильме важен для определения его идеологического позиционирования.
Доминирующие (псевдо) реалистические жанровые нарративы в кино традиционно используют стереотипы - стандартные способы представления пола, класса, расы и этнической принадлежности»
Эти стереотипы (социально-исторические типы) постулируются с позиции доминирующего и господствующего «Я». У них есть общие черты с мифами и всеобъемлющими шаблонными сюжетными структурами основных жанров; они закрытые и эксклюзивные. Их художественная функция ограничена, потому что они всегда несут с собой предопределенное, скрытое повествование, которое должно подчиняться формуле реакционного нарративного (повествовательного) жанрового кино.

Стереотипы неисторичны и поэтому имеют ограниченную ценность. Как отмечает Ролан Барт, они «не могут развиться из «природы вещей». Но они обладают определенными социально-историческими функциями и выдают определенные установки.

Согласно стереотипам типажи, "конечно", сами контролируют свою судьбу. Стереотипы сопровождаются основными мифами и существующими нарративами. Вариации стереотипов поддерживают националистические идеологии и «объединяют народ против общего врага».

«Я», в реакционном кино, обычно, представляется в форме мифической истории успеха.

Такое «Я» неявно подчиняется всеобъемлющим нормам, доминирующий мифический статус которых, должен быть подтвержден. Таким образом, реакционные (псевдо)реалистические фильмы представляют достижимую цель для всех, кроме тех, кого считают «другими».


Антиреалистические представления в фильме, напротив, ниспровергают реакционные и реалистичные.
В жанре антиреализма, вымышленные социально-исторические типажи неоднозначны: они сложные и гибкие. Типажи такого кино разрушают мифы и стереотипы, подрывают господствующие представления о себе / других.


Подводя итоги можно сказать следующее. Мифология - это инструмент проведения идеологии. Жанры кино - это мифы, которые повторяют более ранние узнаваемые  фильмы. События в кино отражаются псевдореалистично: этот эффект достигается путем многократного повторения мелодраматических нарративов, изображающих борьбу добра и зла. Дух времени в мифах передается актуальными  стереотипами. Результатом действия мифов является выработка в зрителе ритуального, то есть несущего четкое сообщение, поведения.  Идеология, в своих  в доминирующих либо контркультурных, формах отражается в реакционном или прогрессивном кино реалистическими или антиреалистическими способами.
Основными стереотипами идеологии, реализованным  в жанровом кино являются:  мифическая история успеха, поддержание набора мифов и ценностей общества, а также противопоставления Хаос/порядок,  Мы/Другие и Индивид/Большинство.
Репрезентация  фильма на зрителя строится, подобно сновиденческому образу, ломающему психологические барьеры.


* Чтобы проиллюстрировать обманчивую семантическую (смысл) функцию мифологии Р. Барт в книге «Mythologies» использует два примера, один словесный (пример из учебника языка), а другой визуальный (изображение в журнале колониального чернокожего африканского солдата, приветствующего французский флаг)
«В мифе на означающее можно смотреть с двух точек зрения: как последний термин лингвистической системы или как первый термин мифической системы. Следовательно, нам нужно два имени. В плане языка, то есть в качестве последнего члена первой системы, я назову означающее значение… в плане мифа я назову его формой ». «В простой системе, такой как язык, означаемое не может вообще ничего не искажать, потому что означающее, будучи пустым, произвольным [т.е. как знаки Соссюра], не сопротивляется этому. Но здесь ... у означающего есть, так сказать, два аспекта: один полный, что означает его значение (история льва, негритянского солдата), один пустой, который является формой ... Конечно, концепция искажает то, что полно смысла: лев и негр лишены своей истории, превращены в жесты».
Роланд Барт, Он утверждает, что «миф - это тип речи, определяемый своим намерением (я - грамматический пример), а не буквальным смыслом (меня зовут лев); и что, несмотря на это, его намерение каким-то образом заморожено, очищено, увековечено, лишено этого буквального смысла.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments